Войти на сайт

 
 

Вышел из печати

Друзья и партнёры

Сегодня понедельник, 21 октября 2019 года
Новости / Юнкоры / Николай Мордасов: «Я живу в Бузулукском бору»
Дата публикации: 12.09.2014 | Просмотров: 2179

Николай Мордасов: «Я живу в Бузулукском бору»

Николай Мордасов живёт в маленьком посёлке Партизанка Бузулукского района Оренбургской области. Учится в Боровой школе, является членом Литературной гостиной отдела «Истоки» Оренбургского областного Дворца творчества детей и молодёжи им. В.П. Поляничко.

Николай Мордасов – неоднократный победитель областного конкурса детского литературного творчества «Рукописная книга», лауреат Всероссийской Пушкинской литературной премии «Капитанская дочка», дипломант Международного литературного конкурса им. Н.Ф. Корсунова.

В сборнике «Я живу в Бузулукском бору» собраны рассказы и пейзажные зарисовки, написанные автором в течение нескольких лет.

Все его работы отличают тонкий лиризм, замечательная наблюдательность и душевная  искренность.

Г.Ф. Хомутов,
член Союза писателей России

 

Каменка

Каменка – это место на конце Паники, где Боровка течёт по камням. На конце нашей Партизанки такое же место называют Перекатом. Потому что течение реки очень быстрое, бьёт по камням с большой силой, так, что даже бурлит белым кипением – водоросли не успевают задерживаться.

А на Каменке течение спокойное, тихое. Вода здесь зелёная от водорослей, но такая чистая, что каменное дно просвечивает. Отсюда и название.

Берег отвесный и резко падает вниз. Высота – дух захватывает. Прямые высокие сосны уступами спускаются к реке. Здесь же растут берёзы, дубы, а по кромке реки – ольха.

Место настолько красивое, что на выходные сюда приезжает много народу. Внизу палатки ставят. Купаются, шумят, едят – пришлось даже столы со скамейками для приезжающих сделать.

Зато в будние дни здесь стоит вековая тишина – дикое место…

 

Кабаны

Зимой первый снег выпадает – кабаны на задах посёлка появляются. На краю нашего огорода дуб растёт, так они ночью туда наведываются, кабанью тропу пролагают.

Видел я их, конечно: коричневые, как свиньи, только с клыками. Ну, и намного крупнее. Шея у них мохнатая, здоровая, всегда грязная и сырая.

Кабаны в болотах живут – находят их где-то в лесу, в низинах. Кабанята у них летом рождаются.

Животное это очень осторожное, для охотника трудное.

 

Боровка

Река наша, Боровка, совсем заросла. Этой зимой поначалу снег небольшой выпал, а потом морозы сильные ударили. Речка почти насквозь и промерзла. Поэтому обычного половодья не было – вся вода в землю ушла. Боровка обмелела, ряской и водорослями заросла.

Дно почистить надо бы, потому что только за Каменкой места глубокие есть, там яма – ого-го! А у нас и воробей теперь вброд перейдёт.

 

Летний день

Сейчас лето. Обычно я встаю часов в восемь, умываюсь, иду к бабушке – Тёмку поднимаю.

Он радуется, бежит мне навстречу: «Коля-моля!» Моему двоюродному братику уже два года. А прозвище появилось во время моей поездки на море. Тёмка скучал по мне и всем объяснял: «Коля-моля» («Коля на море»).

Тёмка всегда радостный, улыбка от уха до уха, о-о-о-очень активный: «Коля, би-би!» Я сажаю его на свой мотоцикл, немножко катаю и завожу обратно домой.

Потом дом-двор-уборка, огород-полив-прополка. Но сейчас уже дел поменьше, потому что август: урожай начал зреть, а сенокос уже позади.

Управившись, иду к отцу на работу. Он зимнюю горку для детей из труб варит. Её высота будет четыре метра. Заделают всё досками, построят лесенку, а наверху поставят деревянный домик. Зимой всё засыплют снегом, зальют на морозе водой – главным местом сбора для всех «партизанских» эта горка станет.

Потом мама зовёт на обед. Едим, немножко досыпаем и едем с отцом на рыбалку – в Молотово. Там пруд природный, большой – карась, окунь хорошо клюет. Улов отдаём бабушке. Отдыхаем, вечером – в лес по ягоды, на свои заповедные места идём. Земляники в этом году уродилось много. А грибов пока нет, все лето – сушь.

Часов в одиннадцать – в двенадцать встречаю свою Апрельку с пастбища. Коров у нас в посёлке осталось – по пальцам посчитать. Раньше стадо большое было, а сейчас с каждым годом корову содержать всё труднее.

Характер у нашей Апрельки тоже трудный: не хочет домой идти, всё норовит в лес убежать. Приходится искать, где это она яблоки в лесу ест. Корову встретим, поедим. Потом посмотрю на закат – и спать.

Летние дни долгие, а лето быстро проходит.

 

Пилорама

В Панике у нас работает пилорама. Я там, конечно, был.

Пилорама – небольшое квадратное металлическое сооружение, с моторчиком. Стоит на рельсах. Пила – круглое полотно с зубчиками. На пилораму закатывается бревно, зажимается, устанавливается толщина доски.

Полотно стоит на дисках. Диски крутятся вместе с полотном. За пять минут можно распилить несколько досок.

По размеру пилорамы разные. Например, на Панике она совсем небольшая. Несколько раз мне приходилось самому работать на пилораме – таскать уже распиленные доски. Работать там интересно.

 

Пожарная вышка

Пожарная вышка находится в Паниковском лесу, в 48 квартале. Вообще-то это бывшая нефтяная вышка. Нефтяники бурили скважины в Бузулукском бору, а потом эту вышку бросили, не нужна стала.

Наши лесники её со скважины вывезли и приспособили под пожарно-наблюдательную вышку – вместо старой, деревянной. Высота той прежней вышки была 20 метров. А высота этой, металлической, – целых 45 метров! С четырёх сторон к ней прикрепили тросы, чтобы её не качало от ветра. Выглядит всё это сооружение довольно страшно.

Когда сухо, кто-то из наблюдателей сидит наверху. В сырую погоду лесникам дают отбой – из-за того, что ступеньки железные, от дождя становятся скользкими и забираться наверх очень опасно. К тому же, металлические прутья-ступеньки на самом верху становятся просто проволокой-«шестёркой».

В грозу наблюдатель спускается и в шалашик деревянный прячется – рядом с вышкой. Сильный ливень переждёт – и домой. Оставаться наверху нельзя – убьет сразу.

Я был наверху несколько раз. Подниматься ещё терпимо, а спускаться очень страшно, потому что поневоле смотришь вниз и видишь, куда и как именно ты можешь упасть.

Наблюдательная будка совсем небольшая: два на три метра. В будке есть стол, кровать, стул, рация, бинокль и карта бора с указанием всех его участков. С высоты видны многие деревни: Заповедное, Опытное, Партизанка, Колтубанка, Паника.

Здесь работал и мой отец, и мой дядя. Сейчас на весь бор осталось всего несколько лесников: Александр Салуян, Олег Малыгин, Павел Игнатьев, Алексей Черных. А ещё Теличкины – отец и два сына. Старший на тракторе опашку леса делает, а младший, Сергей, – пожарник.

Территория, за которой лесники следят, огромная – до самого села Широкское. Пожары, сухостой, зверьё – всё их забота. Звериные тропы примечают, следы считают, чтобы количество кабанов, волков, лис и лосей на своём участке знать.

Конечно, рук не хватает. За последние годы лес стал больной. Корневая губка, например, съела даже младшую сестру 350-летней сосны и подбирается к самой главной сосне. Ольха вся в болячках. Белки пропали. Бурелома очень много. Ну, и приезжие свой мусор оставляют, хотя это тоже пожароопасно. А свои леса надо беречь.

 

Николай Мордасов,
Боровая СОШ станции Колтубановка
Бузулукского района Оренбургской области

 

Фото из архива автора

 

Другие материалы автора:

«Я живу в Бузулукском бору». Часть первая

«Я живу в Бузулукском бору». Часть вторая

«Я живу в Бузулукском бору». Часть третья  

«Я живу в Бузулукском бору». Часть четвёртая

«Я живу в Бузулукском бору». Заключительная часть…

Наверх

Подписывайтесь на наши новости в Telegram , Facebook, на почту

Календарь
виртуальных мероприятий


Материалы конференций,
семинаров, вебинаров


Ищите нас на Facebook

Сейчас на портале

Наверх
Система Orphus